Меню
16+

Газета «Степная нива»

30.03.2017 12:08 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 30.03.2017 г.

Сергей Мельников: «Земледельцев по-прежнему никто не слышит»

Автор: Александр Михайлец, Фото автора.

Ситуацию накануне посевной кампании мы обсуждаем с директором акционерного общества «Баганское РТП» Сергеем Мельниковым. Как всегда, у него свой взгляд на положение дел не только в конкретном хозяйстве, но и в области, да и стране в целом.

— Сергей Карлович, Ваше предприятие является главным акционером (учредителем) АО «Колос», которое вот уже 25 лет занимается возделыванием зерновых культур и добилось на этой стезе заметных успехов. Культура земледелия на полях общества — одна из самых высоких в районе. У Вас все отлажено до мелочей и, может показаться, что проблемы обходят коллектив стороной. Так ли это на самом деле?
— Если говорить о готовности к посевной, то этот вопрос мы закрываем всегда до нового года. Техника отремонтирована, семена готовы, люди ждут команду. Что касается проблем, которые стоят не только перед нами, но и перед всеми сельхозтоваропроизводителями, то их, к сожалению, много.
Первая и, пожалуй, главная. Сегодня государство не выполняет основную свою функцию – регулирование рынка зерна (как это делается во всем мире). Имеются ввиду закупочные цены на эту продукцию. Продовольственные интервенции, которые призваны стабилизировать рынок, за 12 лет всего лишь 1-2 раза, на мой взгляд, были проведены нормально и ощущался эффект. В прошлом году, например, госзакупки свою функцию вообще не выполнили. По области было закуплено на торгах всего 81810 тонн. Это очень мало! Причем лоты были небольшие, а урожай, как мы знаем, неплохой. Хозяйства нашего района в интервенции вообще не участвовали. Подвел Баганский элеватор. Мы завезли туда зерно в надежде на торги, а это предприятие не было аккредитовано для этих целей. Зерно пролежало там без движения, и мы вынуждены были забрать его оттуда и искать другие рынки сбыта. Ситуацией воспользовались перекупщики и обрушили рынок этой продукции с 10960 рублей за тонну (цена государства) до 7200 рублей. Вдумайтесь, на 35 процентов! А у нас в затратах на зерно хоть что-то уменьшилось: ГСМ, запчасти, электроэнергия, зарплата, налоги? Нет, все растет. Например, цена на топливо по сравнению с осенью 2016 года возросла на 15% (при официальной инфляции в 5,8%). Вынуждены были обратиться в антимонопольный комитет. Пока они там разбираются, мы теряем свои деньги.
То есть, цены на зерно – главная проблема, и если она будет решена, то нам не нужно будет никаких субсидий от государства. А так получается, что оно забирает у нас миллионы, а компенсирует совсем немного.
— Так уж миллионы?
— А давайте посчитаем. Если умножить количество зерна, которое мы подготовили к продаже (а это 1,5 тысяч тонн не ниже 3-го класса), на цену государства (10960 руб. за тонну), то получается 16,5 миллиона рублей. Если же на цену перекупщиков (7200 рублей), то – 10,8 млн рублей. Разница составляет 5,7 млн рублей. А в виде господдержки мы получили за 2016 год всего 800 тысяч рублей. Ну, что, убедились?
— Аргумент серьезный, но надеяться только на государство, что оно купит все зерно у земледельцев, тоже неверно. Ему достаточно пополнить и обновить стратегический запас. Реализация излишков продукции – задача менеджмента предприятий. Есть много частных компаний, с которыми можно заключить прямые договоры – хлебозаводы, свинокомплексы или пивоварни, например.
— А все и не надо. Необходимо разумно убрать лишь часть излишек зерна с рынка и тогда обвала цен не будет.
— Накануне посевной кампании практически все хозяйства обращаются в банк за кредитом. В этом году он льготный, под 5% годовых. Планируете воспользоваться?
— Еще 3-4 года назад в отделении «Россельхозбанка» г.Карасука кредит можно было взять без особых проблем. Банку давали право самостоятельно выдавать до 10 млн рублей тем, у кого хорошая кредитная история. Сейчас намного сложнее. Право отдали Москве, и на оформление кредита уходит почти два месяца, и при этом нет гарантии, что ты его получишь. Что касается льготного кредита на эту посевную, то пока это лишь заявления министров сельского хозяйства России и области. На самом деле его не дают, и когда можно будет получить – неизвестно.
— В этом году несколько изменился механизм оказания государственной поддержки сельхозпредприятиям нашей области, установлены целевые показатели валового производства продукции, посевной площади. Говоря коротко, эту поддержку нужно заработать. Как Вы считаете, оправдан ли такой подход?
— По большому счету, государственные деньги нужно давать тем, кто использует их эффективно и в этой части замысел изменений понятен. Но сам механизм распределения господдержки, считаю, не доработан. Для сельхозпредприятий в соглашении установлена фиксированная посевная площадь без учета севооборотов. Считаю, что достаточно одного параметра – валового сбора продукции. А с какой площади его собрать – наши проблемы. В случае невыполнения базового показателя придется возвращать деньги государству (да еще заплатить штраф) осенью, когда понесены затраты, а денег от реализации зерна еще нет. Думаю, что нужно увеличить сроки возврата хотя бы до того, как продадим зерно. Но нужно отдать должное, после того, как руководители хозяйств возмутились завышенными показателями урожайности зерновых культур для района, их в области пересмотрели и существенно уменьшили.
Кстати, размер государственной поддержки с каждым годом уменьшается. Делаю такой вывод по АО «Колос».
— Знаю, что Вы внимательно следите за всем новым, передовым в сельском хозяйстве. Как оцениваете роль науки в условиях северной Кулунды?
— Пока наука, на мой взгляд, не повернулась лицом к селу. К сожалению, новых интересных научных разработок для нашей зоны пока нет. Но именно для нашей зоны, а не для Ордынки, где условия совсем другие. Подтверждением моих слов является прошедшее недавно совещание по инновационному развитию сельского хозяйства в Новосибирской области, где присутствовали несколько ученых. Вместо конкретных предложений по переработке сельхозпродукции и получении товара с высокой добавленной стоимостью, опять были одни лишь общие рассуждения. А время уже давно требует, чтобы от науки поступали конкретные проекты. На мой взгляд, сельскохозяйственная наука должна сказать: «Вот сырье для переработки (зерно, молоко, мясо), вот технологии, затраты на внедрение, спрос на внутреннем и внешнем рынках, вот выгоды инвестора. Берите и внедряйте». Но ведь ничего такого нет. В полном упадке находится семеноводство! И обидно становится за область, такой потенциал…
— Откуда такой пессимизм у успешного руководителя?
— Каждый день я иду по производственным участкам, разговариваю с людьми, узнаю проблемы, прихожу в кабинет и начинаю их решать. А вот я со своими проблемами никому не нужен. Ни на один острый вопрос мне ни в Багане, ни в области никто толком не ответил. Область нас не слышит, Москва область — и от этого тревожно становится на душе за наше сельское хозяйство, за страну.
И последнее. Я люблю землю, умею на ней работать и вместе с нашими мужиками мы доказываем это из года в год. Мы освоили земли, которые больше 6 центнеров с гектара никогда не давали, а за последние 5 лет средняя урожайность на этих участках составляет 17,5 центнеров с гектара! Мы навели здесь полный порядок, вложили огромные финансовые ресурсы и людской труд. А потом нашим урожаем пользуются перекупщики, едут отдыхать на Майами, а Мельников едет в клинику Мешалкина. И это касается не только меня, а многих руководителей и простых механизаторов. Считаю, что люди, работающие на земле, достойны большего уважения.
Беседовал
Александр Михайлец.
Фото автора.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

36