Меню
16+

Газета «Степная нива»

20.03.2017 09:49 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 16.03.2017 г.

Валентина Афоничева: «Это была совсем другая жизнь»

Автор: Татьяна Дынер, фото автора

Я очень люблю говорить с людьми о далеком прошлом, особенно с теми, кто являлся непосредственным свидетелем и участником исторических событий? Сегодня моя героиня Валентина Афоничева. Этот год для нее, как и для Новосибирской области, юбилейный. 15 марта ей исполнилось девяносто лет. Женщине было десять, когда наш край только начинал образовываться. Наверняка, ей есть, что рассказать.

Моя собеседница очень моложавая женщина. Выдает ее возраст разве что уставший взгляд, в котором будто отражаются все потери и лишения, с которыми ей пришлось столкнуться.
Наверное, с самой главной трагедии своей жизни она и начала разговор. Будучи четырехлетним ребенком, Валентина потеряла маму. Отец остался один с тремя детьми. Младшей сестре было три года, а братику одиннадцать месяцев.
– Трудное было время, — со слезами на глазах вспоминает она. – Мне рано пришлось повзрослеть. Детства толком не было. Вскоре папа женился на хорошей женщине, которая заменила нам маму, воспитала как родных. Хозяйственная очень была, работящая и нас любила.
Когда началась война, девушке было четырнадцать.
— Отцу поручили доставить машину на фронт, — вспоминает Валентина Николаевна, — обещали, что сразу же вернется домой. Но, как оказалось, прощались мы с ним на долгие и мучительные шесть лет. На войне он был ранен и вернулся домой только спустя десять месяцев после ее окончания. Долгое время от него не было никаких вестей. И эта безызвестность мучила. Потом стали приходить письма. Узнали, что ранен и лежит в госпитале. На фронте он служил водителем, зимой по Ладожскому озеру возил продукты в осажденный фашистами Ленинград. Несколько раз попадал под бомбежку. Позже он воевал возле Выборга, там и был ранен.
Военное детство было тяжелым, голодным. Работали и дети, и подростки. Вязали снопы при уборке льна, собирали колоски, садили картошку на непаханой земле.
— Мама работала днем и ночью, — вспоминает она. — Ответственность за воспитание младших братьев и сестер лежала на моих плечах. Хозяйство тоже приходилось вести самой. Мама уходила на работу, а я разводила глину и мазала избушку, чтобы та не завалилась. Из скотины была только одна коза да три курицы. Яйца и молоко приходилось сдавать государству. Для молока была норма – четыреста литров. Самим есть было нечего, но правила есть правила. Иногда, когда молоко сепарировали, обрат отдавали нам. Сказать, что время было тяжелое, не сказать ничего. В семье нас трое ходило в школу. Одежда была одна на всех, поэтому ходили по очереди. День занимаешься с учителем, два дня выполняешь задания дома.
Зимой учились, а летом работали в колхозе. Учеба тогда начиналась не с сентября, а с октября. Рабочих рук не хватало. Отдыхать было некогда, мальчишки и девчонки работали в полях, женщины пахали на коровах. Сено для своей коровы заготавливали ночью. Спать приходилось, где придется. Где приткнешься, там и спишь.
Когда я попросила Валентину Николаевну вспомнить тот день, когда она и все односельчане узнали об окончание войны, выражение лица моей героини резко изменилось. Как девчонка засветилась от радости. По-моему, это был самый счастливый момент в нашем диалоге. Чувство восторга моментально передалось и мне.
— Весна! Мы все работали в поле, — делится она. – Ехал мужик на лошади, да как закричит во весь голос: «Война закончилась! Победа! Войне конец!». Радовались все… Кто кричал, кто плакал, целовали друг друга, обнимали. Потом праздновали.
В который раз в голове прокрутилась мысль: «Мы смотрим военные фильмы, читаем книги, слушаем рассказы очевидцев тех страшных событий, но нам никогда не понять того горя и той радости, что испытали они».
В послевоенное время денег в доме не водилось вовсе, но Валентине удалось закончить десять классов.
После окончания школы девушка решила поработать, чтобы накопить немного денег и продолжить обучение в техникуме. Устроилась в районную больницу в регистратуру, потом работала в Андреевском совхозе, в райпотребсоюзе.
В 1949 году поступила в Колыванский сельскохяйственный техникум. Рассказывая о своей учебе и работе, женщина довольно часто проводит параллель, сравнивая нынешнее время с прошлым.
— Тогда и расходы были не так велики, — делится Валентина Николаевна. — Но мы не гнались за деньгами. Нами двигала идея, общая цель. Сейчас же все иначе, сколько не получишь — все равно мало. Дети разбалованы, молодежь тоже. Люди не умеют радоваться простым мелочам. Да и общаться друг с другом толком не умеют. Каждый сам за себя. Просто так никто никому помогать не будет. Все стараются кого-нибудь обмануть, а раньше, если что-то случалось, то мы переживали друг за друга. Как говорится, всем миром решали проблему. Если кто-то в деревне строил дом, то в воскресенье собирались все односельчане и дружно помогали. Вечером садились за стол, ужинали, пели песни, танцевали. В то время деревня была как одна большая семья. И радость, и горе были общими. Когда с фронта приходили похоронки, плакали мы все.
И так в любом деле. В техникуме мы с девчонками тоже помогали друг другу. Если за одной из нас ухаживал парень, то мы ей отдавали самое красивое платье, банты, броши. Что у кого было.
Вообще Валентина Николаевна редко говорит об отдыхе.
— Некогда было отдыхать тогда, — говорит она. — Книги читали, пытались как-то подрабатывать. Как сейчас помню, покупали на рынке белую ткань, разделяли ее на четыре части и вышивали. Тогда это было модно. Вышивали и продавали. На вырученные деньги покупали картошку. А когда время на отдых все-таки находилось, ходили в кино и на танцы, в клубе участвовали в театральных постановках.
После окончания техникума девушка вернулась в родные края. В Андреевском совхозе познакомилась с будущим мужем. Он был вдовцом с двумя детьми. Старшая девочка бегала за Валентиной, говоря «будь моей мамой», а потом и сам Сергей стал ходить в гости.
— Пожалела я детей и приняла его, — признается женщина.
Она ведь как никто другой знала, каково это потерять маму. Возможно, именно это сыграло самую главную роль в ее решении. Ведь не так просто полюбить чужих детей, искренне заботиться о них, поддерживать в трудную минуту. Стать для них мамой, а не мачехой.
Вскоре после свадьбы у Валентины и Сергея родилась дочь, а потом и сын.
На протяжении всей беседы моя собеседница сохраняла серьезный вид. Сложилось абсолютно четкое впечатление — это ответственная женщина. Если возьмется за дело, то обязательно доведет до конца.
Ее дочь Тамара, с которой они вместе живут, иногда включалась в беседу.
— Наша бабушка не представляет, как можно лежать, когда дома куча дел, — с улыбкой рассказывает она. — Мама всегда была активисткой, очень работящей. На работу никогда не опаздывала. Лучше дома что-то не сделает, не успеет скотину покормить, но на работу строго по времени.
— Как-то на партсобрании подняли тему нехватки доярок в колхозе, — вспоминает Валентина Николаевна. – Я встала и сказала, что люди не хотят работать. А кто-то выкрикнул: «Не хотят работать, а ты иди да покажи как надо!» Я пошла и показала. Тринадцать лет проработала дояркой. И всегда была передовой.
За эти тринадцать лет у женщины немало наград, грамот за участие в конкурсах как районных, так и областных. В округе всегда была первой.
До 1974 года Валентина проработала дояркой, а потом вернулась к должности агронома, а позже и вовсе управляющей фермой стала в Андреевском совхозе в деревне Курск.
На вопрос, трудно ли было управлять целой фермой, женщина легко отвечает: «Бывало всякое. Частенько мужики запивали, а скотина стояла не кормленная. Но как-то справлялись. Вообще тогда люди хорошие были и работу свою старались выполнять. Уважали мы друг друга.
Через время женщине пришлось переехать в Баган, устроилась на Северо-Кулундинскую опытную станцию старшим лаборантом, чуть позже перевелась на должность младшего научного сотрудника.
В 1976 году муж Валентины Николаевны умер. Ей было сорок девять лет, когда она стала вдовой. Замуж второй раз так и не вышла.
В 80-х Валентина работала кладовщиком на быткомбинате. С 1985 года ушла на заслуженный отдых. Ее трудовой стаж составляет сорок один год.
У Валентины Николаевны есть хобби. Она прекрасно вяжет и вышивает. Внучкам подарила вышитые иконы, немало нарядов связала. В этом году она впервые не бралась за нитки и спицы, зрение стало подводить. Но несмотря на это помогает дочери по хозяйству. Например, чистить рыбу или лепить пельмени не доверяет никому, все делает сама. Также вместе с дочерью Тамарой делают домашний сок из тыквы и апельсина. Его мне довелось попробовать. Очень вкусно.
Когда Валентина Николаевна завершила свой рассказ, предложила мне выпить чаю. Именно за чаепитием я обратила внимание на ее светлый и добрый взгляд. Чистый и искренний, как у ребенка. Эта прекрасная женщина напомнила мне мою бабушку, которой уже давно нет. Это напоминание большой подарок для меня. От всей души хочется поздравить Валентину Николаевну с юбилеем и пожелать крепкого здоровья. Пусть ваши дети, внуки и правнуки радуют вас.
Татьяна Дынер.
Фото автора
и из семейного архива.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

31