Меню
16+

Газета «Степная нива»

17.08.2015 15:11 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 13.08.2015 г.

Большое видится на расстоянии

Руководители района в 70-80-е годы:  (справо-налево)   Н. С. Курнявкин, Г. И. Макаренко, М. Б. Очеретько,  А. К. Таран, М. П. Узунов,  П. В. Маньковский, В. И. Рожков.

Есть в Багане человек,  сознательная жизнь которого тесно  связана с  событиями, прошедшими в нашем районе за последние 50 лет.  Это Заслуженный ветврач Российской Федерации Михаил Узунов. Накануне юбилея с Михаилом Прокопьевичем побеседовала  наш корреспондент Зоя Глагольева.

— Михаил Прокопьевич, насколько я знаю, вы — не местный житель. Как вы попали в Баган?
— В 1963 году окончили с женой Антониной Владимировной сельскохозяйственный институт и по направлению приехали в город Карасук. Я стал главным ветврачом Баганского совхоза, Тоня — ветврачом ветлечебницы. Всего богатства у нас тогда было: два диплома, чемодан и сын Андрей, сегодня — врач железнодорожной больницы г. Карасука.
— На этой должности вы долго не задержались?
— В 1965 году, когда организовался район, в области занялись подбором кадров для него. Меня пригласили в обком комсомола (в институте все пять лет я был комсоргом курса, Антонина Владимировна — старостой группы) и предложили место первого секретаря райкома ВЛКСМ. Я отказался. Меня больше привлекала работа по специальности. О моей поездке в город узнал первый секретарь райкома партии Виктор Иванович Клочков. Вызвал к себе. Я объяснил ситуацию. Он одобрил мое решение: специалисты району нужны были не меньше, чем партийные и комсомольские работники, и тут же предложил мне должность главного врача района. Дали сутки на размышление. Ночь я, конечно, не спал, взвешивал все «за» и «против». Опыта у меня к тому времени было мало. Но, в конце концов, дал согласие.
— За последние годы наука, в том числе, ветеринарная, шагнула далеко вперед, и это сказалось на положении дел в животноводческой отрасли. А что было в районе раньше?
— Я назову основные заболевания, которым тогда были подвержены крупный рогатый скот (45 тысяч голов) и овцы (130 тысяч голов): туберкулез, бруцеллез, гельминтоз овец, ящур, сибирская язва, эмкар. Падеж был огромным.
— С чего вы начали свою деятельность в новом качестве?
— С подбора кадров, потому что человеческий фактор всегда был и будет решающим в сфере производства. На станции тогда был всего один врач Вера Константиновна Дрозденко и три ветфельдшера. Антонина Владимировна преподавала биологию в восьмилетней школе. Я назначил ее заведующей ветбаклабораторией, где она проработала всю жизнь, и это решение изменило в лучшую сторону кадровый вопрос. Сложной была ситуация и в хозяйствах. На четыре совхоза, три колхоза, ОПХ и Александроневский откормсовхоз было всего два врача с высшим образованием: Иосиф Арсентьевич Кулыба, впоследствии Заслуженный ветврач РФ, из Палецкого, и Григорий Никифорович Лыкасов из Савкино. Все остальные – фельдшера. Специалистов среднего звена тоже не хватало. Сразу направили десять человек на учебу в г. Татарск, где тогда готовили ветфельдшеров. Опытных работников с техникумовскими дипломами назначил главными ветврачами. Ветслужбу в Баганском совхозе возглавил Павел Родионович Детковский, в Мироновском — Виктор Васильевич Даниленко, потом его сменил Владимир Петрович Батурин, в Александроневском – Эмма Кондратьевна Шмидт, Николай Владимирович Добриков, впоследствии — главный ветврач Чистоозерного района. Так была организована ветслужба, которой предстояло заняться оздоровлением стада в районе.
— С задачей, по всему видно, справились?
— Работа была проведена огромная. Сложность в том, что у животных и человека очень много общих заболеваний, и заботясь о здоровье животных, мы заботились о людях. В 1965-1966 годах весь Советский Союз всколыхнул ящур. У нас заболевание было обнаружено в Бочанихе, Кавказском, Бронзовке. Мы сразу закрыли эти села. Проехать на их территорию разрешалось только главному врачу района. Даже отправка посылок была запрещена. У въезда в деревни стояли карантинные посты, возле которых располагались площадки, куда сгружали продукты для населения. Их забирали продавцы магазинов. Молоко от животных в этих зонах вывозили только пастеризованным. Для этой цели мы приобрели пастеризаторы. Сложнее было охладить продукцию. Тогда холодильников на фермах не было.
Ящур заставил правительство изменить свое отношение к ветеринарной службе. В нашем распоряжении появились специальные машины, открывались ветлаборатории, создавались вакцины, которые вводили животным для профилактики. И нам удалось справиться с этой бедой.
— Я недавно была в АО «Культура» и обратила внимание на участок земли между Савкино и Кавказским, огороженный жердями. Местные жители называют это место сибирской язвой. Вы что-то об этом знаете?
— С этим местом связана целая история. Еще в тридцатые годы у уполномоченного министерства заготовок на ходу сдохла лошадь. Поставили диагноз: «сибирская язва», здесь же ее и закопали, сделали вокруг ограду. История получила продолжение в 1965 году, когда здесь делали шоссейную дорогу. Заболел скот, который пасся неподалеку. Мы пытались найти причину падежа. Взяли пробы травы и грунта в кювете и обнаружили споры. Кстати, они очень живучие. Могут храниться в земле сотни лет и подниматься на поверхность со спорами растений. Скот провакцинировали, два раза в день измеряли телятам температуру, отделяли попавших в группу риска. Трупы двух животных сожгли. Бруцеллез в Александроневский совхоз завезли с группой скота из Кыштовского района. Все поголовье сдали на мясокомбинат, ферму дезинфицировали: срывали полы, убирали грунт, засыпали известью. Сложнее было бороться с бруцеллезом в овцеводстве. Вакцины не хватало. Во Владимировке пришлось уничтожать все поголовье.
— У вас была возможность как-то изменить свою жизнь в эти годы?
— В 1976 году мне предложили переехать в Новосибирск, где меня ждала должность младшего научного сотрудника в ВАСХНИЛе. Но я уже ничего не хотел менять в своей биографии. Кстати, в этом же году я получил звание Заслуженного ветврача РФ и был назначен директором Баганского совхоза. Закончил я свой трудовой путь в должности начальника управления сельского хозяйства.
— «Большое видится на расстоянии»… Наверное, сегодня некоторые из ваших решений кажутся вам непродуманными, нецелесообразными. Какие?
— Это касается, прежде всего, разукрупнения совхозов. Мы разделили Баганский совхоз, поставив его в невыгодное положение, передав лучшие земли вновь созданному Вознесенскому. И это отразилось на его дальнейшей судьбе.
Не надо было переносить центральную усадьбу совхоза в с. Водино. Это были неоправданные затраты. Но в целом, считаю, что я прожил свою жизнь достойно. Главное, что самые трудные перестроечные годы наш район сохранил поголовье, кадры специалистов, что позволило ему стать сегодня одним из лучших в области по производству сельскохозяйственной продукции.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

144